Алла Левушкина — старейший хирург России до сих пор проводит более сотни операций в год

Алла Ильинична оглянулась — кого о помощи попросить? Однажды к нам в больницу пришло направление на курсы проктологии, – вспоминает Алла Ильинична. Гораздо более охотно Алла Ильинична рассказывает о праздничных демонстрациях. Более 30 лет являлась хирургом в санитарной авиации. Верность профессии Алла Ильинична хранит уже 63 года. «Вообще-то я хотела стать геологом — нравится мне походная жизнь, сложности, препятствия.

Недавно врач из Рязани Алла Лёвушкина получила престижную медицинскую премию «Признание». Алла Лёвушкина оперирует уже больше полувека. После курсов Алла Ильинична принимала больных в поликлинике, делала операции в стационаре, а еще работала в санитарной авиации.

Алла Левушкина — старейший хирург России до сих пор проводит более сотни операций в год

Когда наступил пенсионный возраст, Алла Ильинична даже не заметила. Алла Ильинична стольких людей на своем веку видела, что знает, как действовать в любой ситуации. Когда Алла Ильинична не на работе, она ухаживает за племянником-инвалидом. Алла Ильинична долгие годы живет по одному принципу: ложится спать поздно, встает рано, о себе думает меньше, о других – больше.

Об учителях и «крещении в хирурги»

Работать начала в 1951 году. Первые три года практики прошли в Туве. Затем Алла Ильинична поступила в ординатуру Рязанской клинической больницы им. Н. А. Семашко. В 2014 году премьер Дмитрий Медведев вручил Алле Ильиничне Награду Всероссийской премии «Призвание» в номинации «За верность профессии». Алла Ильинична рассказывает, что ей, как женщине миниатюрной, всегда необходим специальный хирургический подиум.

О больных и вере в Бога

Потом уже Борис Петровский стал главой всесоюзного Минздрава, но и тогда Алла Ильинична посещала врачебные семинары своего хирургического крестного. Алла Лёвушкина, хирург: «Мои больные — они становятся мне близкими, я просто о них волнуюсь, пекусь, Богу за них молюсь, иногда молебен даже заказываю, если тяжелобольной».

О поступлении в медицинский

Выжили мы только благодаря тому, что питались в общежитии вскладчину. Бегите на лекции, и чтоб больше не попадались!» А на выпускном банкете в 1951 году у нас уже было столько еды, что мы не знали, какое блюдо первым хватать. Оперирует Алла Ильинична до сих пор — в поликлинике к ней очередь на осмотр, а в 11-й горбольнице Рязани у ординаторской очередь, все — к Левушкиной.

Нине, жительнице Рязани, сегодня предстоит операция: «Я хотела только к Алле Ильиничне. Вы назовите свою статью «Бабушка с огоньком»,— шутит ассистент хирурга Владимир Добрынин и потом серьезно добавляет: — Вы не смотрите, сколько Алле Ильиничне лет. Рука у нее по-прежнему крепкая.

Сайт о героях и подвигах в наши дни. Кто он — герой нашего времени? Дмитрий Медведев по левую руку сидел, но к нему обращаться было неудобно, где это видано, чтобы премьера в носильщики вербовали? А Левушкина в это время смущенно кланялась — лучшие врачи России, присутствующие в зале, встали, все до одного. Мы все понимали, но верили, что он не виноват в том, что происходит.

Между прочим, проктология — одно из наиболее сложных направлений в хирургии,— говорит Левушкина.— Это сейчас есть куча инструментов, а раньше ведь все руками делали, это была ювелирная работа. Специалистов не хватало, хирургов-проктологов во всей России по пальцам можно было пересчитать — ну не было желающих оперировать эту часть организма.

Она была очень верующим человеком, поэтому, когда в советское время стали с детей снимать кресты, она перешла на счётную работу. Работал в Рязани, ездили мы и по другим городам. Он жил в Рязани, потом в Архангельске. День Победы помню, как же. Годом раньше я не смогла поступить в медицинский. У меня год пропал, я поступила в педагогический.

«Днем у меня работа, вечером — кошки и книги. Свободного времени, к счастью, нет»

И все побежали в институт. А потом, когда мы окончили школу, нам сказали: «Поезжайте в Москву и поступайте». Пришла в геологоразведочный, мне сказали: «Подавайте документы, будете геологом». И тут началась моя мука – мне захотелось только в медицинский.

А с третьего курса я стала заниматься хирургией, ходить в хирургический кружок. Потом Петровский стал министром, и мы с ним встретились, когда я уже была врачом. Я очень долго работала в Рязани хирургом санавиации. Там в сарае лежал больной с разорванной грудной клеткой. А, самая первая моя операция была в Туве – кишечная непроходимость.

Она болела туберкулезом и все равно постилась в Великий пост. И какое-то влияние это на меня оказывало, но я воевала. И он в течение двух лет мучился со мной. Я ходила к нему на дом, с его семьей познакомилась. Вот я в семье одна такая атеистка была, потому что я философию очень любила. Любимые философы были, да. У меня был Кант. Я долго очень не могла понять «вещь в себе», но потом все-таки до меня дошло. Гегеля я любила, хоть и была материалистом.

Вхожу в операционную, и тут же появляются силы и бодрость, и я начинаю оперировать. В работе врача самое главное, я считаю, знания и любовь к людям. И проявляться любовь должна нормально. В нашей рубрике мы рассказываем о людях весьма преклонного возраста, которые, однако, не утратили вкус к жизни, активности которых молодые могут позавидовать.

Сейчас ей 87 лет, и она по-прежнему работает, правда, уже не на две ставки, как раньше, а «всего лишь» на одну. Рабочий день доктора Лёвушкиной начинается в 8 утра с приема больных в поликлинике. После 11 она идет в больницу делать операции. В этом ей помогает хирург-ассистент Владимир Добровольский. Лёвушкина и сама ассистирует коллегам на сложных операциях.

На полостных операциях, которые длятся 2–3 часа, работаю только в качестве ассистента. Поэтому Лёвушкина верит в Бога и считает, что всё в его власти. Мы с вами сейчас поговорим, и я пойду в церковь свечку за пациентку поставлю. Лёвушкина живет в однокомнатной квартире, которую делит с восемью кошками.

В облздраве доктора Лёвушкину стали отговаривать, устроили дискуссию и никак не могли прийти к общему мнению. Алле Ильиничне Лёвушкиной восемьдесят семь лет. Но она до сих пор — уже более 65 лет — оперирует. Раньше ведь в районных больницах оперировали, а нас, областных хирургов, вызывали на самые сложные случаи. Коллеги и даже завотделением признаются: что ни делай, а в профессии до Аллы Ильиничны все равно не дорасти.