Государственная дума Российской империи II созыва — Википедия

В воскресенье, 3 июня, II Государственная Дума указом царя была распущена. Председателем думы был избран один из лидеров кадетов Федор Александрович Головин. Император имел право распустить Думу и Государственный Совет в любой момент, но одновременно с этим был обязан назначить выборы. В перерыве между роспуском I и созывом II Думы правительство Столыпина развило активную законодательную деятельность.

Выборы во II Государственную думу. Председатель избирательной комиссии В. Тимирязев (слева) запечатывает урну по окончании голосования. И всё же избирательная кампания носила иной характер, чем при предыдущих выборах в Думу. Тогда никто не защищал правительство.

Дума продолжила борьбу за влияние на деятельность правительства, что вело к многочисленным конфликтам и стало одной из причин краткого периода её деятельности. В целом, II Дума оказалась ещё более радикально настроена, чем её предшественница. Основным предметом дебатов в Думе весной 1907 стал вопрос о принятии чрезвычайных мер против революционеров.

Аппаратом министерства внутренних дел был подготовлен втайне от Думы проект нового избирательного закона. Депутаты Второй Думы разъехались по домам. Как и ожидал П. Столыпин, никакой революционной вспышки не последовало.

Календарь событий

В целом законодательная деятельность второй Думы в течение 102 дней, как и в случае с первой Государственной думой, носила следы политической конфронтации с властью. Новая Дума сумела наладить конструктивную законодательную работу в контакте с правительством.

Роспуск II Думы совпал по времени с заметным ослаблением забастовочного движения, аграрных волнений. Большинство Думы было крайне оппозиционным. Но эффект от некоторого смещения вправо кадетской фракции был полностью уничтожен тем обстоятельством, что в новой Думе крайне активизировались правые и левые фракции. Большое количество новых законов, принятых в междудумье по статье 87 (см. ниже), было внесено в Думу на утверждение.

Социальные группы

В результате и император, и Столыпин к моменту открытия Думы полностью разочаровались в идее участия думских политиков в правительстве. Между тем кадеты и все левые фракции выступали за правительство, назначаемое Думой, не соглашаясь ни на какие уступки. Хотя правительство было готово на мелкие изменения аграрных законов в ходе обсуждения в Думе, любые формы изъятия земли у частных собственников, за плату или без, оно признавало неприемлемыми.

Правительство в этот день, на глазах у всех, обрело и главу, и оратора. Когда Столыпин вернулся на место, министры встретили его полной овацией, чему других примеров я в Думе не видел. Многим из нас только партийная дисциплина помешала тогда аплодировать». Положение осложнялось тем, что Основные законы предусматривали принятие законов как результат консенсуса Думы, Государственного совета и императора.

Отношения большинства Думы с Государственным Советом наладить не удалось, и многие важные законы отклонялись или задерживались второй палатой

Такое состояние не могло держаться долго и должно было разразиться рано или поздно непримиримым конфликтом между властью и Думою, притом совершенно безразлично, по тому или иному поводу. Но права избирать представителей в Государственную Думу и Государственный Совет Основные законы подданным не предоставляли, равно как и не содержали никаких заявлений о равенстве граждан.

Император был обязан созывать Думу и Государственный Совет ежегодно, но продолжительность их занятий и сроки в перерывах их занятий он мог установить произвольно. Обязательный срок между роспуском (или окончанием полномочий) Думы и созывом следующей Думы не устанавливался. Если Дума и император не приходили к согласию, они могли взаимно блокировать законодательную деятельность. Подобную практику широко поддерживали и эсеры, только по отношению к крестьянам — депутаты Думы получали сотни крестьянских наказов.

Щегловитов рассказал Думе об обстоятельствах, не упомянутых в запросах: собрании солдат, составлении наказа и визите солдатской делегации к думцам. Третий вариант предусматривал предоставление выбора членов Думы губернским и уездным земским собраниям. Им надлежало не забывать, что их цель не полезная законодательная деятельность, а использование Думы в качестве эффективной агитационной площадки. Роспуск Думы съезд рассматривал как потенциальную возможность, но не немедленную угрозу.

1 июня, в пятницу, правительство неожиданно выдвинуло Думе ультиматум. Столыпин, присутствовавший на заседании Думы, попросил объявить заседание закрытым (то есть удалить публику). Тем временем Дума собралась на заседание. К вечеру А. А. Кизеветтер доложил, что комиссия не успевает закончить работу ни сегодня, ни в воскресенье, 3 июня. Дума постановила собраться вновь в понедельник 4 июня.

Все изменения имели твёрдо намеченную цель — уменьшить представительство в Думе тех классов, слоёв населения и национальностей, представители которых в I и II Думах проявили себя оппозиционно. В то же время, все фракции как левее, так и правее октябристов не были способны набрать большинство голосов без участия октябристов.

6 марта П. А. Столыпин огласил в Думе развёрнутую правительственную программу реформ, затрагивающих все сферы государственной жизни. «Восторгу правых не было предела

Крайние левые партии потеряли всякое значение при голосовании, влияние кадетов резко уменьшилось, власть в думе принадлежала спокойному и уравновешенному центру. Ни правительству, ни Думе не был выгоден роспуск Думы, поэтому Думе приходилось обходить все острые темы, чтобы избежать скандалов между правыми и левыми.

После начала Первой мировой войны третьеиюньская политическая система начала давать сбои. В сессию 1914—1915 годов IV Дума была созвана только на три дня, с единственной целью утверждения бюджета.

37 депутатов Думы были арестованы в ночь со 2 на 3 июня, непосредственно в тот момент, когда вступил в силу императорский указ о роспуске Думы и они лишились парламентской неприкосновенности. Аресты членов Военной организации начались ещё до роспуска Думы (так, Е. Ярославский был арестован 25 мая, как только он вернулся со съезда) и продолжались в течение нескольких недель после роспуска.

Выборы во II Думу проходили по тем же правилам, что и в I Думу (многоступенчатые выборы по куриям). Избирательный закон («Положение о выборах в Государственную Думу») был практически переписан заново. На основании этого Николай II3 июня 1907 объявил о роспуске II Думы и изменении избирательного закона.