Смотреть что такое «ПОШЛЫЙ» в других словарях:

Сил мне придавала мысль о том, что есть люди, которые это ВКЛЮЧАЮТ, и более того — есть люди, которые там, в приемнике, это говорят… ПОШЛЫЙ — В истории некоторых слов отражается смена основных культурных эпох русской истории. Потому что все знали — что такое пошлость, и что пОшло, а что — нет. Век рефлексии!

В экспрессии слова бывает запечатлена оценка старого, отживающего историко бытового уклада и мировоззрения. В связи со сказанным, хотя между пошлостью и неприличием существует некоторая связь, эти понятия вовсе не тождественны. Для меня антонимы слова «пошлость» — красота, вкус. Но при этом некрасивое — это еще не значит пошлое.

Даже в быту: грязные сапоги — это, может, и некрасиво, но пошлостью это не назовешь. И вряд ли быть ему в чести». Зализняк и А. Д. Шмелева в настоящем сборнике. Пошлое гораздохуже безобразного.

Особенно характерна пошлая сентиментальность. Мы собираемся показать, что этот порочный круг (разоблачать пошлость — это пошло) заложен в природе самой этой категории. Вообще пошлым может быть только такое действие, ситуация, предмет или высказывание, которым человек приписывает некую эстетическую значимость.

В некоторых случаях, однако, сочетания со словом пошлый имеют вполне определенное дескриптивное содержание. В противовес этому люди «правых» взглядов иногда готовы выступать с апологией пошлости.

Смотреть что такое «ПОШЛЫЙ» в других словарях:

Бог не создал ничего скудного, ничтожного или пошлого: у Него все таинственно, глубоко и значительно. Поэтому вещи сами по себе не пошлы; но одноименные им содержания, воспринимаемые и разумеемые людьми, могут быть совершенно пошлыми.

Изо всего этого вытекает, что пошлость жизненных содержаний уловима и познаваема только для того, кто живет предметной интенцией. И обратно: нет ничего легче, как найти пошлого эрудита. Суждения Шеллинга об электричестве наивны, но не пошлы. Гретхен в «Фаусте» (Гете) — наивна, но это не есть пошлость. А между тем мудрость не может быть пошла, а пошлость не может быть мудра!…

Вот почему пошлость есть измерение отрицательно-религиозное: пошлому человеку, пошлому акту, пошлому содержанию — не хватает священного элемента. Чтобы обратиться к главному в предмете, надо отнестись к нему по главному и подойти к нему из главного. Душа, живущая пошло и заселенная пошлыми содержаниями, не имеет религиозного опыта. Если она «сомневается в Боге», то сомнение ее остается праздным, — нерелигиозным и непродуктивным.

Глава 13. Религиозный смысл пошлости

Таков завершенный образ пошлости: цельно пошлая душа, цельно искажающая все свои жизненные содержания в пошлость. Но наряду с такими явлениями — большая часть жизненного объема занята отчасти пошлыми душами и содержаниями. Пошлость субъективна по источнику и по среде, но объективна по своему смыслу и значению.

Пошло — это когда некрасивое, убогое, безвкусное и т. д. всерьез принимается за «красоту», «душевность»

Пошлое есть пошлое не перед колеблющимся и преходящим мнением людей, а перед лицом Божиим. Пошлость и пошлый человек, он претендует на некую новизну и оригинальность, при этом говорит абсолютные унылые тривиальности. Виктор Ерофеев: Значит ли это, что пошлый человек может быть пошлым, вообще не будучи, допустим, неприличным человеком, не рассказывая неприличные анекдоты, не говоря сальности о женщинах? С одной стороны, мы все уверены в том, что пошляк — это тот самый человек, который говорит какие-то двусмысленности, неприятности.

Тимур Кибиров: Это раз навсегда развести — непристойность и пошлость. Сегодняшние эпигоны Миллера, они могут быть одновременно и непристойны, и пошлы, поскольку там нет творчества, там нет новизны.

Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на ее пошлую наружность. Энциклопедия. В 6 т., в печати. Русское слово «пошлость» загадочно и непереводимо. Для примера, Владимир Набоков настолько затруднялся с переводом этого слова для американцев, что в конце концов так и писал его английскими буквами — “Poshlust” как нечто исключительно русское. Другой пример — старый, при каждом удобном случае упоминаемый диалог Платона «Пир», в котором автор разделяет страсть на «небесную» и на «пошлую».

До какой-то степени» – потому что и здесь есть границы, за которые творцу не позволено выходить, чтобы дух пошлости не завладел его творением и не превратил его в свою очередную личину. Многих деятелей современного искусства граница между мирами пошлого и не-пошлого очень раздражает: они предпочитают ее не замечать, чтобы чувствовать себя свободными от любых условностей.

Так, еще Юкио Мисима выражал сомнение по поводу бессмысленных социальных запретов: «Что же бесчеловечного в уподоблении нашего тела розе, которая одинаково прекрасна как снаружи, так и изнутри?

И тогда его поведение воспринимается не как искусство, но как хулиганство, издевательство — или же, если посмотреть на ситуацию более отвлеченно — как низкопробная пошлость. Так, сначала человек не нуждался ни в каких опьяняющих веществах, поскольку был способен общаться с богами напрямую. То же самое можно сказать и обо всем современном искусстве в целом: оно целенаправленно шокирует и возбуждает людей, не брезгуя никакими средствами.

Человек, признающийся в пристрастии к чему-то пошлому, обычно делает это для того, чтобы обезопасить себя от обвинений в пошлости. От этого предмет, сам по себе, отнюдь не становится пошлым: он остается тем, чем был и сохраняет свою Богом созданную природу. Ничтожность его в этом измерении и есть пошлость.